Из книги "Шаббат. История, философия, литература"
"Амана" - институт публикаций по вопросам иудаизма для репатриантов

Д-р Карл Шварц

ШАББАТ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ИСКУССТВА

В центре всех наших праздников и знаменательных дней стоит Шаббат, день покоя, повторяющийся еженедельно. Шаббат укрепляет и поддерживает нашу религиозную жизнь, исполнение заповедей, связанных с этим днем, - верховный закон, закон всех законов.

Зайдя на сайт объявлений КУПЛЮ СЛОНА, вы можете подам объявление о продаже, покупке. Здесь можно подать объявление о продаже недвижимости, авто, без регистрации разместить объявление о работе.

С приходом Шаббат жилище последнего бедняка превращается в праздничный чертог. Все, напоминающее о буднях, убирается и устраняется. Приготовления к священному дню покоя начинаются заблаговременно с тем, чтобы все было готово еще днем, до наступления вечернего торжества. Особая тщательность, с которой это делается, и подробно разработанные правила, устанавливающие церемониал этого праздничного дня, привели к тому, что люди не только принаряжаются сами и украшают свой дом, но и пользуются для этого специально изготовленными вещами. Эти предметы призваны засвидетельствовать праздничную специфику этого дня, и употребление их освящено Шаббат, потому они не смешиваются с предметами, употребляемыми в будни.

Наши знания о культовых предметах не охватывают далекое прошлое. От античных времен и средневековья не сохранилось ничего. Лишь с XVI века начинают попадаться отдельные предметы. Конечно, кое-какое представление могут дать древние иллюстрированные рукописи. Однако только сами предметы (а никак не изображения) позволяют изучить вопрос, опираясь на твердую почву фактов.

Следует различать две группы предметов культа: предметы, употребляемые в синагоге, и предметы домашнего пользования. Синагогальные предметы, в основном, предназначены для украшения свитков Торы - в этом их отличие от субботних предметов, употребляемых дома: этих предметов много, они разнообразны по составу и назначению. Все это свидетельствует, что в общем ритуале субботы большое значение придавалось дому, что в основе своей праздничные обычаи были направлены на торжества именно в семейном кругу.

Хотя "встреча Шаббат", как и других праздников, совершалась в синагоге, но завершающим этапом освящения Шаббат являлся "Киддуш", произносимый главой семьи дома, за столом, накрытым и украшенным по случаю праздника. Равным образом и после утренней молитвы семейная трапеза открывается чтением "Кид-душ", а исход праздника отмечается благословением "Авдала" (отделяющим Шаббат от будней), произносимым опять-таки в семейном кругу.

И подготовка к празднику осуществляется, в основном, хозяйкой дома, которая готовит праздничные яства и украшает дом и стол. Кроме того, на нее же возложена обязанность освятить дом зажиганием субботних свечей, сопровождаемым соответствующим благословением. Далее церемонии освящения переходят к хозяину.

Среди предметов, которые использовались при подготовке к празднику, мы находим и такие сосуды, которые употреблялись исключительно в Шаббат. Поскольку приготовление пищи на огне в Шаббат запрещено, все блюда по необходимости готовились еще в пятницу, после чего их - обычно в специальных горшках - помещали в печь, чтобы они оставались теплыми (само собой разумеется, что огня в печи не было, и тепло сохранялось лишь от раскаленных стенок). Доказательством тому, что подобные горшки применялись только в этих целях, служит хотя бы находившийся в Бреславльском (Вроцлавском) музее глиняный глазурованный горшок с надписью на еврейском языке по окружности. Ранее он хранился в известной коллекции Фигдора в Вене. Специальные глиняные корыта (квашни) употреблялись также и для замешивания теста для выпечки субботних хал. Вино для "Киддуша" хранилось в красивых бутылях или кувшинах.

Подлинным украшением еврейского жилища издавна считались подсвечники, из них, как минимум, два устанавливались и освещали празднично украшенный стол. Освещение придает дополнительные краски праздничному торжеству, и потому каждый истинный сын Исраэля старался, насколько возможно, увеличить его блеск.

Сохранились - начиная примерно с периода барокко - великолепные подсвечники из серебра, меди, латуни и бронзы, хотя попадаются и оловянные. Обычно они отделаны разнообразными украшениями, и мы, видимо, имеем основания утверждать, что в странах Европы существовала традиционная форма подобных светильников. Как правило, они имеют широкое основание и высокий ствол, линия которого прерывается дугообразным утолщением, зачастую украшаемым искусно сделанным бутоном. Кроме того, встречаются и широкие подставки, предохраняющие стол от оплывающих свечей. Видимо, наиболее древним известным нам подсвечником (романского стиля) является тот, который находится в Ленинградском этнографическом музее.

Начиная с XVII в. входят в употребление светильники, в которых от центрального ствола отходят два, три, а то четыре или пять стеблей - так называемые "краковские светильники". Скорее всего мы имеем дело с постоянно повторяющейся формой, впервые изготовленной в Кракове. Эти светильники, изготовляемые обычно из меди, украшались фигурами зверей и увенчивались польским (одноглавым) или русским (двуглавым) орлом.

В Италии еще в XIX столетии встречались масляные светильники с пятью, семью или девятью резервуарами для масла и с центральным, высоким и тонким стволом и ушком наверху. Как правило, к такому светильнику прикреплялась цепочка, на которую вешали щипцы для снятия нагара и другие принадлежности.

В прошлом были весьма распространены также масляные люстры, подвешиваемые к потолку над столом. Обычно подобные светильники навешивали на шест с зубьями, как у пилы, и это позволяло изменять высоту подвешиваемой люстры, поднимать и опускать ее. К цилиндру подвешивался резервуар для масла, в верхней части которого были проделаны шесть отверстий в виде звездочек для фитилей, а под резервуаром помещали чашку для стекающего масла. В верхней части цилиндра дополнительно крепили гнезда для свечей, зачастую - в несколько ярусов. Встречаются люстры с резными украшениями или барельефами, изготовленными из серебра, латуни или меди и имеющими вид животных или цветов; по их оригинальной форме ясно, что они представляют собою определенный и известный тип еврейских субботних светильников. Нет точных сведений, где и когда впервые появились светильники подобного типа. Как видно, изготовляли их на юго-западе Германии, т.к. эти изделия было принято называть "мецкие" или "фюртские" - надо полагать, города Мец и Фюрст славились изготовлением таких люстр.

...После того, как хозяйка зажгла свечи на столе и дом наполнился сверканием субботних огней, из синагоги возвращается глава семьи, благословляет детей и освящает Шаббат, произнося "Киддуш". На столе лежат субботние халы, покрытые покрывалом, рядом с ними - нож, который употребляется только для разрезания хал. Хозяин наливает вино, берет в руки кубок и читает благословения "Киддуш".

Все эти предметы: покрывало, нож для хал и - в особенности - кубок для вина, как правило, имеют художественную отделку. Так, на покрывале обычно вышивают или вырисовывают благословения "Киддуш", обрамленные рисунками и орнаментом, связанными с праздником. Нож (его рукоятка или лезвие) украшен художественной резьбой.

И все-таки самым популярным культовым предметом домашнего обихода является кубок или, вернее, кубки, ибо часто в доме есть отдельный бокал для "Киддуш", другой - для "Авдалы" и отдельный - для пасхального "Седера", есть,на-конец, и кубок для свадебных торжеств и для торжеств обрезания. В каждом доме есть бокал для "Киддуш" в праздники и Шаббат, мастера отделывают его с особой любовью.

Кубок для "Киддуш" изготовляли из разных материалов, чаще всего - из серебра или золоченного серебра, но ценился он так, как если бы был из чистого золота. Впрочем, встречаются бокалы для "Киддуш", изготовленные и из художественного стекла или из отшлифованной горной породы, так называемой "яри-медянки". Обычно такой кубок покрыт резьбой, украшен символическими рисунками, надписями или орнаментами. Старинные кубки чрезвычайно редки.

В качестве надписей используются либо библейские стихи (например "... И был вечер, и было утро - день шестой" или "И завершились небо и земля и все их воинство"), либо просто слово "Киддуш" или "Шаббат". Встречаются бокалы без ножки и бокалы на ножке, исполненные в различных стилях, иногда похожие на кубки, из которых пили на балах и торжественных трапезах. Порой форма их романская или готическая, но чаще всего выполнена в стиле барокко. Нередко встречаются кубки XVII в. с резьбой в виде цветов и плодов. Обычно на них выгравировано имя владельца или посвящение.

Иногда для кубка изготовляли специальную подставочку-подносик, на которую наносили не только орнамент в виде плодов и цветов, но и рисунок: чтение "Киддуш или стол, накрытый к субботней трапезе. Бывало, что на этом подносике гравировали слова благословений, произносимых во время "Киддуш". Подобный кубок для пасхального "Седера", изготовленный в Анконе в 1616 году, находился в музее Берзона в Варшаве.

Известно, что если начало празднества Шаббат знаменуется чтением "Киддуш", то его окончание - чтением "Авдалы". При этом употребляются три предмета: бокал для вина, специальная свеча и коробочка для пряностей. Чаще всего для "Авдалы" служит тот же кубок, что и для "Киддуш", но бывают и бокалы, предназначенные именно для "Авдалы", в частности, специальные подставочки, на которых изображена церемония "Авдалы" или благословения, которые при этом произносятся, или пожелание: "Доброй недели, доброго года", которыми обмениваются после завершения "Авдалы".

Одна из любимых принадлежностей культа - шкатулка для благовоний. Она использовалась иногда для украшения дома и существовала в многочисленных и разнообразных вариациях. Пожалуй, никакая другая принадлежность не возбуждала в такой степени фантазию еврейских мастеров, побуждая их искать самые различные формы изделия и технику украшения.

В простейшем случае шкатулка делалась из олова, латуни, меди или дерева. Но еще в древности для этой цели стали использовать серебро, золото, шлифованное стекло и другие ценные материалы. К сожалению, дошедшие до нас шкатулки изготовлены не раньше XVII века. Самой старой считается маленькая башенка, хранящаяся в парижском музее "Клюни" и датируемая обычно XVI в. Однако в действительности она, видимо, не древнее той, что находится в синагоге в Анконе.

Самая ранняя дата, которую мы встречаем, вырезана на маленькой башенке, принадлежащей синагоге во Фридберге, - 1651. Эта, как и другие аналогичные шкатулки, имеет вид башенки ратуши или замка. Многие шкатулки украшены изображением людей, флажков, маленьких колокольчиков. Очень часто шкатулки выполнены филигранью по серебру.

Шкатулки, предназначенные для дома, тоже имеют самую разнообразную форму. Чаще всего они имеют вид цветов, реже - яблок и груш. Крышки некоторых шкатулок снабжены украшениями из серебра, золота и слоновой кости.

Первым художником, взявшим для своих произведений еврейскую тему, был Мориц Оппенгейм. Серия его работ "Картины из жизни еврейской семьи" привлекла такое внимание, что один франкфуртский книгоиздатель сделал их фотокопии и издал в виде буклета в 1865 году. В течение нескольких лет это издание разошлось в огромном числе экземпляров, и Оппенгейм приобрел исключительную популярность.

Пять картин этой серии посвящены субботе. "Начало субботы". Комната празднично украшена, накрыт стол, хозяйка дома произносит благословение над свечами, хозяин с маленьким сыном собирается в синагогу. Вторая картина - возвращение из синагоги. Отец входит в комнату и благославляет бросившихся к нему навстречу дочерей. Третья картина носит название "Субботний отдых". Семья сидит перед домом, наслаждаясь покоем. Все вокруг проникнуто тишиной и покоем, дремлет даже котенок. Следующая картина посвящена послеполуденным часам субботы. Члены семьи, закончив трапезу, все еще сидят у стола. Наконец, последняя заключительная - "Авдала". Актеры субботнего сюжета - это наиболее подходящее название для персонажей картины - слишком близки к идеалу: позы и жесты строго отмерены и излишне точны. Им явно не хватает естественности.

И все-таки Оппенгейму удалось передать прелесть еврейского быта, заинтересовать им тех, кто был далек от еврейства. Тема стала модной. Ее использовали в своих работах и многие другие художники. Но картины Оппенгейма по-прежнему пользовались исключительным успехом. Особенно ценили их в Польше. Там с них делали копии - как правило плохие - и распространяли в огромных количествах.

С художественной точки зрения, наиболее интересна, пожалуй, картина Шмуэля Гиршенберга "В субботу после полудня". На ней - три поколения одной семьи, собравшиеся у постели умирающей матери. Картина интересна и своей композицией, и выразительностью конкретных характеристик, и силой скорби.

Новые выразительные приемы использовал Борис Шац в изображении начала и конца субботы. Казалось бы, обычный сюжет: женщина протянула руки к свечам, произнося благословение. Но все внимание художника отдано рукам - они выделяются - и лицу, предельно сосредоточенному.

А вот лицо старика, держащего в руке бокал. Впечатление такое, что голова старика раскачивается, выражая покорность воле Всевышнего. И в том, и в другом случае художник отказался от всего лишнего, сосредоточив внимание на главном.

Новые приемы выразительности позволили художнику наиболее полно раскрыть себя. И кисть, и резец подчинены ему, и работает он поразительно свободно, раскованно. Именно поэтому происходит чудо: картина перестает быть просто результатом работы, она становится событием духовной жизни.

Произведения Шаца трудно описать, их воздействие никак не исчерпывается содержанием, внешними приметами быта.

Более того. И люди, и те или иные стороны жизни приобретают значение символа. Не так уж важно, видел ли художник это событие или вообразил его, в любом случае оно вырастает в обобщение, в понимание чего-то такого, что можно постичь лишь интуитивным талантом художника...

Иные средства использует в своем творчестве Йосеф Израэльс. Одна из его гравюр посвящена "Киддушу". Как же изображает его художник и что именно он изображает? Человек просто держит в правой руке бокал, в левой - молитвенник. И это все. Больше он ничего, кажется, и не хочет сказать в своей гравюре. Человека мы видим чуть сзади и сбоку, лицо его едва обозначено. Главное в нем выражено позой, ритм души задан движением. Все остальное - особое, сосредоточенно праздничное, приподнятое настроение, которое владеет этим человеком, - мы легко домысливаем.

Сходные средства использовал Герман Штрук в своей литографии. Все окружающее - стол со свечами, халы, прикрытые скатертью, и т. д.- дано лишь намеком, как бы между прочим. Все внимание художника, все его великолепное мастерство отдано тому, как совершается "Авдала". При этом мы испытываем то же чувство, что испытывает человек, творящий "Авдалу". Но в чисто зрительном плане к прямому восприятию добавляется момент, усиливающий художественное воздействие картины, - освещение. Всего лишь одна свеча "Авдалы" излучает свет, но она освещает лицо человека, каждой своей черточкой свидетельствующее о внутренней сосредоточенности.

Приведенные примеры достаточно ясно демонстрируют глубокое различие между старыми и современными творческими методами. Современное искусство -это прежде всего искусство передачи глубоких внутренних переживаний, а не рассказ, лекция или описание. Иной раз довольно линии, штриха, сочетания цветов, чтобы передать ту или иную конкретную ситуацию. Игра света и тени, светлых и темных тонов создает неповторимое впечатление. Цвет приобретает поразительную живописность, становится содержательным.

В иной манере написаны миниатюры Йосефа Будко. Его работы символически передают главную идею еврейских праздников. Так, горящая свеча символизирует Йом-Кипур. Развернутый свиток Торы - Симхат-Тору. Сущность субботы художник передал, изобразив два маленьких листика: начало субботы и ее исход. В пятницу, ближе к вечеру, дом и все, что его окружает, превращается в зачарованный сад, где все цветет, деревья отягощены плодами, птицы поют и щебечут. А на следующий день, когда суббота кончилась и близится ночь, когда окончена вечерняя молитва, -мечта улетает, земля нема и пустынна. Ветви деревьев - совсем недавно, в субботу, покрытые зеленой листвой, гнущиеся от тяжести плодов, - эти ветви теперь тоскливо застыли во мраке, подобно скрюченным пальцам. В этот час из дома незаметно выходит странник с котомкой на плече, чтобы отправиться в далекий и трудный путь - до следующей субботы.

Ту же идею веселья, цветения всего сущего - как средство передачи особого состояния духа в субботу - Будко воплотил и иным способом. Резьба по дереву, выполненная им для Книги псалмов, обрамляет чудесной по красоте рамкой псалом 95, произносимый перед наступлением субботы. Слова же "Идите, воспоем Господу, возликуем перед скалою спасения нашего" окружены цветущим кустом.

В другой работе Будко (тоже резьба по дереву) изображена субботняя ночь. Муж с женой сидят у накрытого стола, трепетным пламенем играют свечи. Еще на одной картине - субботний отдых. Муж с женой просто читают книгу. Но какие у них лица! Книга возвышает и утончает их души. Символичность, стремление не столько изобразить человека, сколько передать его настроение - отличительная особенность произведений Будко.

Яаков Штейнхардт в своем творчестве гораздо реалистичнее, но одновременно - и эмоциональнее. Он тяготеет к мистике, ко всему будоражащему душу. Если Будко - лирический поэт, в чьем творчестве сильны элементы чистой поэзии, то Штейнхардт - скорее поэт драматический, в творчестве которого выражены (хотя обычно и глубоко запрятаны) чувства сильные, резкие, напряженные. При этом оба они работают в основном в черно-белой тональности. И оба по праву считаются крупнейшими еврейскими графиками.

Продолжая сравнение, можно заметить, что двух этих художников отличают не только разные изобразительные средства, но и сам взгляд на мир. Мир Штейнхардта - это мир повседневности, тяжелой и скорбной еврейской жизни, окутанной вечным мраком истории. Гравюры Штейнхардта не случайно исполнены в гнетущих темных тонах. Одна из наиболее известных его картин "Возвращение из синагоги" передает всю трагичность еврейского галута. Трагичность, от которой щемит душу. Все убого вокруг - невзрачное местечко, маленькие шаткие домишки. И сама синагога такая же - приземистое мрачное здание. Молитва субботней ночи закончена, и усталые мужчины бредут домой, поеживаясь от холода ненастной осенней ночи.

Они идут из синагоги молча, каждый погружен в свои мысли, в свои заботы. Даже день субботний не может поднять дух этих людей. Слишком они подавлены и угнетены, чтобы ощутить радость. Суббота для них - не праздник, а только священная обязанность, служение Богу. Ради него они вынуждены прервать ежедневный тяжелый труд, едва обеспечивающий им кусок хлеба, постоянную и тягостную борьбу за существование.

Лишь в ту минуту, когда сила молитвы возносит их над этой земной скудностью, их угнетенные души пробуждаются. В молитве они обретают не просто утешение, но и веру в лучшее будущее. Мечты, любовь, счастье - все это они находят в молитве. Центральный момент субботней службы - вынос свитка Торы - способен вызвать у них даже восторг.

Но - ненадолго. Слишком сильна тягостная пелена будней - хилые домишки, вечная нищета, безрадостный труд на чужой земле. Галут...